Четверг, 13 июня, 2024

ОБЩЕСТВО ГРЕКОВ

СВЕРДЛОВСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Главная » РАССТРЕЛ ГРЕЧЕСКОГО КУЛЬТУРНОГО ЦЕНТРА В БАКУ

РАССТРЕЛ ГРЕЧЕСКОГО КУЛЬТУРНОГО ЦЕНТРА В БАКУ

2 комментария

Образование греческой диаспоры в Баку шло двумя путями.
Одни греки приезжали в большой, многонациональный и густонаселенный – промышленный город на заработки, приезжали. в: поисках счастья не только из близлежащих северо-восточных районов Турции, но и из самой Греции. Другие же (как это было со многими понтийцами и с моими родителями в том числе) бежали, спасаясь от турецкого геноцида, в сопредельные населенные пункты Грузии, Армении, Азербайджана и юга России. При этом значительная часть беженцев осела в Баку.
Чтобы не растерять себя как этнос, богатые греки создали задолго до переворота 1917 года, культурный центр. Помещался он в двухэтажном здании на улице Миллионной, где на втором этаже была греческая школа, библиотека и церковь, а на первом этаже находился клуб.
Целью общества было: единение греков на основе их судеб, языка, сохранение национального характера, культуры, вековых обычаев и традиций; образование, нравственное и эстетическое воспитание народа; оказание материальной помощи малоимущим, раздача им денег, вырученных от аукционов, благотворительных спектаклей и взносов богатых греков, среди которых выделялись выходцы из Греции: М.Моисиди, А.Геннади ( после 1917 года бежали в Грецию), Я.Липириди ( репрессирован в 1937 году) и другие.
Гордостью бакинских греков было спортивное общество и действовавшая при нем футбольная команда “Эмброс” (“Вперед”).
В нее входили братья Георгий и Константин Дамианиди, Г.Попандопуло, Г.Мачариди ( репрессированы в 1937 году), Д.Симфоров, Ю.Коккинос, И.Мавроматиди, Н.Христодулиди и другие.

Четко, в заведенном ритме функционировали церковь, школа, клуб и правление общества. Службу в церкви вел на греческом языке по субботам, воскресеньям и в праздничные дни Священник Иоанн Дамианиди (репрессирован в 1937 году вместе с двумя сыновьями).
В школе (в ней я проучился четыре года – с 1928 по 1932 г.г.) занятия вели на греческом языке учителя Э. Павлиди (репрессирован в 1937 году), Э. Фулиди и другие. Над ними возвышался высококультурный, импозантный, чрезвычайно строгий и требовательный директор школы Эвстафий Анастасиади (репрессирован в 1937 году). Вместе со своим заместителем правления П. Халдояниди (репрессирован в 1937 году) он выполнял комплекс важных и полезных дел, многие из которых проходили в клубе: спектакли, вечера отдыха, выставки, собрания, аукционы, лотереи и другие акции. В его небольшом помещении всегда царил дух братства, дружбы и благорасположения друг к другу. От дел в клубе, как от камня, брошенного в воду, шли волны хорошего настроения и добрых чувств, надолго заряжавших всех положительными эмоциями. Все, что происходило в клубе, в последующие дни снова и снова переживалось, все непременно обсуждалось горячо и везде – на работе, в школе, в семьях, получая ту или иную оценку. Что же там происходило?
По своему нравственному и эстетическому значению, по воспитательной роли я на первое место поставил бы театр.

Драматическое общество Эврипидис, Баку, 1920 год

Это был театр непрофессиональный. Его актерскую основу составляли учителя и учащиеся
Греческой школы. Привлекались также представители иных профессий, испытывавшие влечение к Мельпомене.
Самыми активными лицедеями были Г. Мачариди, К. Севастопуло (репрессированы в 1937 году), Панаила Мачариди, а также учащиеся школы О. Анастасиади, И. Липириди, П. Кайханиди и А. Халдояниди. Спектакли ставили режиссеры — профессионалы Э. Фулиди и ее муж Э. Онуфриади, приехавшие в Баку из Батуми. За 10 лет они осуществили немало постановок на темы из греческой мифологии, античных легенд и сказаний. По их мотивам были поставлены спектакли “Прекрасная Елена”, “Приключения Одиссея”, “Троянская война”.

Актеры любительского театра

Таким образом, понтийцы, “не обремененные” образованием (а таких было большинство), открывали для себя новые миры: безбрежный мир возвышенного и прекрасного, богатейший мир идей и чувств своих великих предков, веками восхищавший людей. Спектакли исполнялись на новогреческом языке. На понтийском диалекте звучала пьеса известного греческого писателя, актера и режиссера, члена Союза писателей СССР Ф. Канониди “Ти трихас то гефири” (“Трихский мост”), создавшего драму на основе древнегреческой легенды. Несколько раньше (в 1917 году) эта легенда составила содержание оперы “Старший мастер” известного композитора Греции М. Каломириса (1883-1962).
Пьеса Ф. Канониди стала своеобразным “бестселлером”, ибо не было на территории СССР ни одного греческого коллектива, который прошел мимо этой драмы.
В репертуаре театра были также спектакли на русском языке и сценки из современной жизни. Последние исполняла группа, получившая название “живая газета”- очень распространенная в 1920 годы форма политической агитационной работы большевиков.
Театральные постановки приурочивались, как правило, к революционным и религиозным праздникам. Посещение спектаклей было платным. Билеты разносила комиссия по их распространению. Интерес к театральным постановкам был огромным, зал театра всегда был переполнен.
Трудно описать атмосферу, господствовавшую в зале. Обычный гул перед началом спектакля, когда посетители, приветствуя своих знакомых, задавали традиционный вопрос “пос исте?”, сменялся благоговейной тишиной при поднятии занавеса, нарушаемой в зависимости от содержания пьесы то взрывами хохота зрителей, то замиранием их сердец, то вздохами сочувствия героям пьесы, то аплодисментами, пик которых приходился на конец спектакля, когда восхищенные зрители изо всех сил старались отблагодарить артистов за радость общения с прекрасным.
Невозможно переоценить огромную эстетическую, нравственную и образовательную роль спектаклей для зрителей, среди которых было немало вчерашних потомственных крестьян, не подозревавших о существовании такого чуда из чудес, как сценическое искусство. Для многих из них эти спектакли превращались в “школу” по изучению новогреческого языка.
Иную гамму чувств, иные эмоции рождало то, что происходило в клубе после окончания спектакля. Почти каждое театральное представление имело свое продолжение, которого с большим нетерпением ждали все, особенно молодежь. В зале, мгновенно и охотно переоборудованном ею (все стулья расставлялись вдоль стен так, что освобождалось большое пространство) начиналось новое, на этот раз массовое действо – понтийские танцы, в котором принимали участие почти все присутствующие: артисты, отыгравшие спектакль и бывшие зрители (кроме старых людей – они наблюдали за происходящим).
Корифеем в этой части вечера был Фома, мой отец – музыкант Божьей милостью, певец и лирарий.
Понтийцы любили и почитали моего отца за выразительное пение, за виртуозную игру на лире, за огромный репертуар, включавший музыку греческую, армянскую и турецкую. Понтийцы называли отца “Орфеем города Баку” – так легко и просто ему удавалось зажечь сердца своих соплеменников и привести в движение многие струны их душ, так охотно они отдавались очарованию его исполнительского искусства. Помню огромное впечатление, которое оказывала застольная, полная драматизма историческая песня “Чанак-кала”. Отец исполнял ее на греческом и на турецком языках, причем так выразительно, что глаза увлажнялись даже у мужчин. Но больше всего отца любили за то, что он охотно делился со всеми талантом, которым его щедро одарил Аполлон. Если его друзьям и просто знакомым не хватало веселого настроения во время застолья – они шли за этим к Фоме. И он, сбросив с себя усталость и неподходящее настроение, немедленно откликался на зов любителей понтийских песен, потому что считал: Бог дал ему талант для того чтобы доставлять людям радость – это его святая обязанность. Может быть, поэтому отец никогда никому не отказывал в желании насладиться его искусством. И не было случая, чтобы отец брал за это плату.
Но я отвлекся от главной темы своего рассказа.
Состояние нетерпения и предвкушения праздника прекращалось, когда отец брал в руки лиру и начинался долгожданный “фестиваль” понтийской музыки с ее изумительно красивыми песнями и танцами, с волнующей, насыщенной “психическим током” атмосферой, царившей в клубе весь вечер.
С первых же звуков волшебницы лиры составлялся круг танцующих, который постепенно расширялся, захватывая все свободное пространство, если он не вмещал всех желающих, то внутри него образовывались другие круги – поменьше.
В течение вечера исполнялась своеобразная импровизированная “хореографическая сюита”, основанная на контрасте движений, темпов и настроений, составленная из таких популярных и любимых понтийцами всего мира танцев, как “Тик”, “Омал”, “Дипат”, “Тригона”, “Патула”, “Митерица”, “Лахана” и другие. Медленные танцы сменялись как в калейдоскопе, быстрыми, смешанные – мужскими (например – “Серра”), требовавшими огневого темперамента. Мощная энергия, исходившая от музыки и от эмоционального тока танцующих была столь велика, что невозможно было усидеть на месте – в общий танец включались все новые и новые поклонники Терпсихоры, в том числе и пожилые люди. В этих случаях, как говорится, пыль поднималась столбом, в жар бросало не только танцующих, но и наблюдающих за ними. Чтобы как-то остудить разгоряченных танцами соплеменников, отец заводил медленный танец и запевал своим небольшим, но красивым тенором. Будучи склонным к юмору, он часто исполнял двустишия в жанре мантинады ( частушки) шутливого характера.
Вот одно из них:

На этоне катаклизмос

Кэхатан и греадес

Экитан ке кимутане

Рахатя и нифадес

Если б случился катаклизм

 Исчезли б все старухи

 Могли бы лежать, спокойно спать

 Невестки-молодухи

Разразился общий смех. На его фоне прозвучала притворно-сердитая реплика одной понтийки, завсегдатая всех вечеров: ” Анафемасе мавропец” ( “анафема на тебя, чернокожий” – отец был очень смуглым), “демяк эмис и греадеспреп на хамес ке тесетерон и нифадес на прескунтан ассо ипнон” (стало быть, мы, старухи, должны вымереть, чтобы ваши невесты пухли от сна).
Вечер песни и танца продолжался допоздна. Отцу трудно было поставить “музыкальную” точку, эту минуту всячески оттягивала жадная до танцев молодежь. На вечере отцу помогал молодой, очень способный исполнитель на лире Жора Дамианиди (репрессирован в 1937 году вместе с отцом, братом и тестем).
Часто случались вкрапления, когда понтийские танцы сменялись плясками других народов: азербайджанским “Шалахо”, русской “Барыней” и кавказской “Лезгинкой”. Одни танцы исполнялись вдвоем, другие – соло. В этих сольных номерах участвовали даже дети.
Зная о моей страсти к танцам, отец часто провоцировал меня – начинал исполнять любимую мной лезгинку. Меня не надо было уговаривать, ноги сами начинали двигаться в ритме танца. Для таких случаев мама сшила мне черкеску, купила легкие сапожки-мокасины и папаху.
И вот однажды (мне было лет 5-6) я, подзадориваемый музыкой, возгласами одобрения и ритмическим аккомпанементом ударов в ладони окруживших меня зрителей, разошелся так, что старушка, глядя, как быстро мелькают мои ноги в вихре танца и какие “коленца” я выкидываю, крикнула в сердцах: “фтисте, фтисте на ми оматяете” (сплюньте, сплюньте, чтобы не сглазить).
У этих вечеров танцев была своя драматургия – на смену понтийским и другим народным танцам шли европейские: вальс, краковяк, полька, тустеп и другие. Исполнялись они под аккомпанемент приглашенного музыканта – пианиста. Таким образом правление удовлетворяло естественное желание молодых понтийцев освоить европейские танцы. Будучи парными в своей основе, эти танцы давали возможность девушкам и юношам выразить через них иной мир эмоций и желаний, среди которых не последнее место занимали чувства, рожденные Эросом.
На вечере пожилые греки наблюдали за танцующими или “резались” в нарды. Разгоряченные танцами понтийцы шли в буфет (заведовал им П. Халдояниди), предоставлявший всем желающим утолить жажду и чувство голода.
Завершался вечер понтийской музыкой, что придавало ему стройную трехчастную композицию. Умолкнувшая лира была провозвестницей окончания праздника души. После чего начинался разъезд участников вечера.
Расходились поздно, на рассвете. Богатые греки возвращались домой на фаэтонах, бедные – в трамваях, а то и пешком. Расходились обогащенные большим зарядом животворящей энергии и радости, переполненные добрыми мыслями и чувствами. Расходились, не подозревая, что скоро, очень скоро всей этой благодати придет конец, потому что стальная рука “друга и отца” всех народов СССР погасит все очаги культуры, наглухо закроет их школы, клубы, церкви, газеты и широко распахнет двери тюрем и концентрационных лагерей, в результате чего тысячи греческих семей оденутся в траур, а жены и дети репрессированных разучатся улыбаться.
В 1930 годах перестало биться “сердце” центра понтийской культуры в Баку, обладавшего огромной магической притягательной силой прежде всего потому что там все: обучение в школе, служба в церкви, собрания, спектакли, концерты и вечера отдыха было на дивном по красоте, музыкальности и великолепию греческом языке. Канул в Лету прекрасный символ единения греческой нации. Погибло все, что сплачивало людей: греческий язык, совместное пение в церковном хоре, групповые понтийские танцы, для исполнения которых надо было обязательно взяться за руки. Перестало существовать то, что объединяло всех греков: детей и стариков, мужчин и женщин, бедных и богатых, образованных и неграмотных. Вот это-то объединение людей и не входило в планы большевистской мафии и ее главаря, прекрасно усвоившего и воплотившего в жизнь главный принцип тиранов всех времен – “разделяй и властвуй”. Он разъединял всех, кто “брался за руки”, чтобы легче было разделаться с ними поодиночке. И добился огромных, невиданных успехов в разгроме во всех регионах компактного проживания греков понтийской культуры, создававшейся веками. Это было сделано очень быстро и легко, так как сценарий и режиссура разгрома находились в одних руках, в руках палача Сталина.
И наступила долгая могильная тишина, и начался паралич человеческих чувств у целого народа, отличавшегося неиссякаемым жизнелюбием.
Так трагически закончился в СССР путь всех греческих диаспор. Так был погашен большой свето- и тепло- обильный очаг, около которого грелись все греки города Баку. Так был “расстрелян” замечательный греческий центр культуры в столице Азербайджана. Думаю, что навсегда.

1959 год.Похороны Д.Тифтикиди в Баку

Дорогой читатель!
Мне доставляет радость признаться, что мой прогноз оказался ошибочным. Благодаря стараниям посла Греции в Баку, господина Каракассиса, в столице Азербайджана открыт и начал функционировать греческий культурный центр. Пожелаем ему долголетия Мафусаила и больших успехов в благородном, святом деле нравственного и культурного возрождения , греков, нашедших приют в солнцеобильном Азербайджане..
Пользуясь случаем, обращаюсь ко всем моим соплеменникам: старикам и пожилым грекам, жертвам репрессий, свидетелям процесса разрушения нашей самобытной национальной культуры с призывом рассказать через существующие средства массовой информации обо всем архиважном, что сохранила их память. К этому же я призываю их детей и внуков, узнавших о трагических страницах истории своего народа из уст родителей, дедушек и бабушек, ушедших в мир иной. Подобно тому как из мириад капель образуются моря, из сотен и тысяч собранных и записанных рассказов может и должна быть создана многотомная история жизни многострадального, безвинно наказанного греческого народа в бывшем СССР.

1999 год. Греция, Салоники. 3 съезд греков зарубежья. Тифтикиди Н. с племянником Пилиджевым И.
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Анна
Анна
6 месяцев назад

Добрый день!
А есть ли у Вас информация о Михаиле Параскевове (это брат моего прадеда)? У меня вот какая информация: “Греческое Благотворительное Общество в Баку”
Председатель – присяжный поверенный Параскевов М.П.
Общество содержит школу на Миллионной ул., в собственном доме”

Сергей Христюк
Администратор
Ответить на  Анна
6 месяцев назад

Здравствуйте
по Баку, к сожалению, информации мало. Этой статьей я обобщил имеющуюся информацию.
Пытался обращаться к председателю общества греков Баку. Но безрезультатно

Наш адрес:

г. Екатеринбург, Луганская 59/1

Email:  info@greek.su

Только новости!

Будьте на связи

Подпишитесь на нашу рассылку

© 2024. СРОО «общество греков «Рифей» – Все права сохранены. При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

2
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x