Четверг, 13 июня, 2024

ОБЩЕСТВО ГРЕКОВ

СВЕРДЛОВСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Главная » Георгиос Кандилаптис – простой учитель из Понта

Георгиос Кандилаптис – простой учитель из Понта

0 комментарий

Этой статьей мы продолжаем рассказывать о выходцах из Понта, внесших значительный вклад в сохранение истории и традиций наших предков. О тех кто практически не упоминается в русскоязычной части интернета. Деятельность которых, зачастую, никак не пересекается с Российской историей. Но благодаря которым понтии всего мира имеют возможность прикоснуться к мудрости своих дедов, хранить и использовать ромейку –  уникальный язык во всех его проявлениях.

Георгиос Кандилаптис российским грекам мало известен. Действительно, какое отношение к России может иметь учитель начальных классов, из заштатного городка с населением в 50000 человек, всю жизнь проработавший в школах Понта и северо-восточной Греции. К России никакого. А вот российским понтийцам его наследие поможет не терять связь с предками, узнать историю Понта от практического исследователя и знатока наши традиций.

Я помню его в конце 60-х годов, уже пожилого человека, около девяноста лет, сидящего на балконе своего дома на улице Адриануполес в Александруполисе. Иногда в одиночестве, а иногда разговаривая со своей женой на понтийском диалекте. Я знал, что это был Кандилаптис, старый учитель, но в то время я не знал, насколько важной фигурой греческой литературы он был. – (из воспоминаний  профессора Университета Аристотеля в Салониках Константиноса Маноликаса)

Георгиос Кандилаптис родился 23 октября1881 года в Аргируполисе (ныне Гюмюшхане), столице серебрянных рудников Халдии,  южной провинции Понта, Турция.  Он был последним из 4 детей. Его родителями были Теодорос и Кипарисия (или Пареса) Кандилаптис.

В 1889 году Кандилаптис поступает во фронтистерий Аргируполеса. В 1899 году, после его окончания, он продолжил карьеру учителя, преподавая с 1899 по 1914 год в деревнях провинции Аргируполис и Эрзинджан. 

Кандилаптис, в 1900 году, начал изучать книги Святого монастыря Панагия Гумера. Монастыри Понта имели богатые библиотеки и грамотных монахов. Учеба в монастыре Панагия Гумера дает толчок для последующей исследовательской и писательской деятельности Г. Кандилаптоса-Каниса. Канис – это его литературный псевдоним. Происходил от названия реки Кани, протекающей рядом с городом.

В результате упорной работы Георгиос становится прекрасным исследователем – самоучкой. Он работает в публичных и частных библиотеках. Собирает информацию о церквях, монастырях, часовнях. Изучает надписи на фонтанах, домах и кладбищах. Он в постоянном контакте с местными жителями, которые были источником историй, поговорок, сказок и мифов.

Народная традиция никогда не была в отдалении и противоречии от исторических событий. Народная легенда всегда подтверждалась, потому что она основана на исторических данных

В качестве учителя работал в селах Цибрика (1899-1901), Харсера (1901-1902), Сиди (1902-1903), монастыре Атрас (1903-1905), Фемпеда (1905-1907), Эрцингян, Армения (1907-1908), Хавиана (1908-1910), Аргируполи (1910-1911) и Имера (1911-1914).

В автобиографии он описывает социальное положение, которое учитель занимал в греческих общинах Понта.

Они так уважали школы и грамоту, что вторым почитаемым человеком после священника считался учитель. Так было не только в Цибрике, но и во всей Халдии (…). Я восхищался тем, что 70-летние старики и взрослые женщины, вежливо здоровались, как только я проходил мимо. Меня, учителя молодежи, уважали потому, что я был грамотным, и вел переписку с их детьми и родственниками, находившимися за границей. Они не позволяли мне покупать еду, всегда приглашали к себе на обед и намеревались наполнить шкаф всякой едой, повторяя: “Господин, ешьте, потому что вы жертвуете своим умом, светом своих очей”

Кандилаптис являлся корреспондентом и сотрудником журналов 19-го и начала 20-го века, таких как «Детский мир», «Воспорис» и «Комнины». В начале ХХ века он стал корреспондентом и сотрудником трапезундской газеты «Маяк Востока», одесской газеты «Космос» и батумской газеты «Аргонавт».

Во время Первой мировой войны его призывают в армию. Он скрывается. Его ловят и высылают в Эрзурум. Там он продолжает собирать и фиксировать ценную информацию о культуре греков Понта. 

Во время геноцида и насильственного обмена населением (1916-1924 гг.) он спас и перевез в Грецию золотые буллы императоров Трапезунда, патриаршие сигилы, библиотечные рукописи, реликвии, кости императора Алексея IV Комнина и все, что смог, из своего личного архива, включающего научные исследования и записи обычаев, песен, пословиц, поговорок, мифов и сказок. Часто рискуя жизнью.

В этом смысле показательна история со спасением мощей Алексея Комнина.  Вот как он описывает это в автобиографии:

” Это был июнь 1924 года. Я  все еще был в Трапезунде со своей семьей. Там собралось более 5000 беженцев (из Халдии, Феодосиуполиса, Сурменона, Платана, Эрзингиана и других мест), готовых отплыть в Грецию согласно договора об обмене населением. Мы живем группами в различных зданиях, гостевых домах, храмах и т.д. Я работаю в Канцелярии Биржевого Комитета (дом Андреу Метаксаса,  доктора) с господами Грегору. Аргирополу, Ан. Метаксасом, Николаем Мумцидисом, Ио. Андреадисом и другими. Мы занимаемся регистрацией имущества беженцев. Среди тех, кто пришел, чтобы зарегистрировать имущество, был житель деревни в районе Аргируполиса Анастасиос Михаэлидис, пекарь, известный как Анастасис из Макрессы. Этот человек вместе со своими односельчанами и другими жителями этого района был размещен в церкви Святого Григория. Он  дал нам для ознакомления документ, в котором было следующее:

Сертификат:

Настоящий скелет принадлежит покойному императору Трапезундскому, Алексею Великому Комнину. Он извлечен из  его гробницы в мечети (храме) Хрисокефала русскими археологами Феодором Успенским и Ф. Морозовым. Передан Высокопреосвященнейшему митрополиту Трапезундскому Хрисанфу с подписанным ими протоколом от 20 сентября 1916 года, в первый год русской оккупации Трапезунда. Он был временно помещён в гробницу 11 августа 1918 года.

Подпись Хрисанфа Трапезундского.

Этот документ был зачитан моим коллегами по комитету, и когда жителя деревни спросили, где он его нашел, он ответил, что нашел его брошенным во дворе церкви, и он не представляет никакой ценности. Тем не менее, я кое-что заподозрил видя его намеренную медлительность и скупые фразы. Вечером я с ним встретился.

Задавая ему разные вопросы, я снова попросил показать этот документ, подчеркнув, какую важную услугу окажет нашей стране, если гробница будет найдена. Но как только он увидел, что я собираюсь скопировать документ, заподозрил, что он будет иметь большую ценность и принесет ему немалую материальную выгоду, и спрятал его в сумку.  В то же время разоткровенничавшись, он проговорился, что в церкви накануне он видел каменный ящик со сдвинутой крышкой. Когда он ее поднял, то увидел красноватую, полированную коробку. В ней было полной костей и лежала бутылка с бумагой на которой были едва различимые греческие буквы. Он разбил бутылку и нашел тот самый сертификат.

Он умолял меня забрать коробку, мечтая о больших прибылях. Это было очень сложно. Поскольку, во-первых, из церкви выгнали всех беженцев и она была объявлена общественной собственностью. В нее нельзя было просто так войти. Во-вторых, одно из зданий во дворе было превращено в казарму. Но я должен был заполучить мощи императора!

Под предлогом болезни я перестал посещать Комиссию и всецело посвятил себя составлению плана. Время не позволяло медлить. Я должен был действовать в ближайшее время. Трижды осенив себя крестным знамением, я вошел во двор и трясясь от страха подошел к гробнице царя Иберии Соломона. Но, подняв глаза влево от храмового здания, я увидел в окне трех солдат, наблюдающих за мной. Они крикнули мне: ” Ясак  (“запрещено”), что тебе здесь надо?”. Я был вынужден уйти.

На следующее утро я вернулся в храм. На этот раз удача была на моей стороне. В эти дни у мусульман был Рамадан. Так что солдаты в казарме еще спали, и никто меня не заметил. Двери храма были открыты. Я вошел. Иконостас и скамьи были разрушены. После недолгих поисков я нашел надгробную плиту. Но сдвинуть ее вручную было невозможно. Нужен был рычаг, которого не было. Я побоялся нашуметь и ушел.

Тогда я придумал следующее. Явился в военную администрацию с набором свечей и попросил разрешения встретиться с начальником, сержантом из Себастии. Попросил у него разрешения зажечь несколько свечей после видения, которое якобы мне привиделось. Сержант дал мне разрешение.
К сожалению, меня сопроводили в храм из любопытства несколько солдат, и я снова ничего не добился.
На обратном пути я случайно встретил своего соотечественника Али-Ризана, который пригласил меня в свои покои, чтобы поговорить. Во время нашего разговора я был вынужден открыть ему свою цель. Другими словами, я сказал ему, что кости святого первосвященника погребены в церкви, и умолял его помочь мне. В его глазах тут же вспыхнули искры жадности.
 Он намекнул на щедрую взятку, с чем я согласился без особых колебаний.Предложил заплатить пять бумажных фунтов в качестве аванса и еще три фунта после того. На следующее утро я отправился на место. К несчастью, в это время офицер осматривал казармы, и я снова был вынужден уйти. На следующее утро я вернулся и был ошеломлен зрелищем.
Алтарь был опрокинут, все разбросано налетчиками, которые воображали, что повсюду спрятаны сокровища. Ящик с костями был разбит вдребезги, а кости лежали по всему полу. С волнением я собрал кости, около 12 штук, спрятал их в карманах и рукавах. Но меня заметил солдат, нашел кости и конфисковал их, со смехом приняв меня за сумасшедшего. Он задавал много вопросов, и я не смог бы легко уйти, если бы не высыпал в его руки все деньги, которые у меня были с собой.
Но у меня было жгучее желание спасти все кости, и я думал о том, как это сделать.
Я решил снова использовать тот же трюк со свечами, но на этот раз не один. Поэтому я раздобыл свечи и вместе с моей нимфой Елизаветой Кандилаптис, укрытой большой шалью на восточный манер, в которой можно было спрятать кости, я пришел в храм. На этот раз удача была на моей стороне. Мне удалось собрать все кости, многие из которых были разбросаны по всей территории. Моя радость была неописуемой, потому что я выполнил свой долг с большим риском. В тот же день я поспешил к обладателю сертификата и попросил отдать его, но он упорно отказывался, воображая, что у него в руках большое сокровище. К счастью, мои соотечественники Павлос Меланидис, Теодорос М. Экономидис, Алекс.И. Кандилоптис, Ааз Т. Устапасидис и Ф. Кракра вместе со своими семьями были свидетелями нашего разговора, сохранности останков и абсурдного удержания письма крестьянином. Через два дня мы отплыли в Грецию.
 

В Греции он передал мощи в Обменный фонд. В настоящее время кости хранятся в монастыре Панагия Сумела, в Вермио.

После переезда Кандилаптис-Канис работает учителем в префектуре Эврос. Его первое назначение состоялось в 1924 году в деревню Патара в районе Айсими. Она была заселена беженцами. В центре деревни стояли два заброшенных дома. Один из них он превращает в школу, а в другом разместил свою семью.

В здании школы не было дверей, не было ни школьного совета, ни казны, ни денег, ни даже намека на них. Сначала я сделал окна и окружил забором школьный двор. Работал каменщиком, выравнивал и очищал двор от колючих растений и диких саженцев. Посадил плодовые деревья. Они выросли и принесли урожай. Теперь они известны как “Деревья Учителя”. Так я заложил школьный сад. В школе и в моей комнате не хватало дверей и парт.

Я смог получить от общины 8 парт и 300 драхм. Также я нанялся пасти овец общины за 2000 драхм. Этого хватило для удовлетворения нужд школы.

Это лишь мала часть того, что сделал Георгиос для школ региона.

После объявления войны Италией в 1940 году он стал учителем, секретарем и регистратором в Айсими, а также директором офиса по обслуживанию семей призывников.

В 1941 году в войне с итальянцами, в горах Северного Эпира, героически погибает его сын, лейтенант греческой армии Теодорос Кандилаптис. Его имя, впоследствии, будет носить армейская часть и улица города Александруполиса.

Во время немецкой оккупации Георгиос Кандилаптис был назначен директором Первой начальной школы Суфли и секретарем столичной канцелярии. В 1944 и 1945 годах служил в Первой и Второй начальных школах Александруполиса. В 1951 году он вышел на пенсию после 44 лет работы в сфере образования.

Он не бросил свою литературную деятельность. В общей сложности он написал в Понте и Греции более 1200 эссе, рассказов, романов и научных исследований. В Греции он писал на кафаревусе.

Под псевдонимами «Канис» или «Леон Каваситис» он пишет для многих фракийских газет того времени, таких как: «Фракийские новости», «Голос Фракии», «Западная Фракия», «Элефтера-Фракия», «Фракийская пресса», «Провинциальная пресса», «Фракийское мнение», «Прония тис Комотини», «Элефтерос Антропос», «Космос», «Элефтерос Лаос», «Ники», «Мир беженцев», «Дейли Пресс», а также в «Голосе Наусы».

Публикуется в понтийских журналах и читает лекции. В Патаре и Айсими, где он был учителем (до объявления греко-итальянской войны). Он написал книги о Топале Османе, палаче греков, а также о главных металлургах Понта. Книги опубликовала типография Г. Сакелларидиса.

Кандилаптис передал ценную информацию директору Средневекового архива Афинской академии для составления исторического словаря греческого языка. Большая часть его исторических сведений о Халдии и Понте была опубликована в Большой Греческой Энциклопедии и в крупном периодическом издании «Эллада».

10 августа 1958 года в Науссе на специальной церемонии его будут чествовать за пятьдесят лет непрерывной работы в качестве педагога, писателя и журналиста. Там же будет зачитано посвящение, согласно которому он был удостоен должности Лорда Протонотария Александрупольской митрополии.

При его жизни было опубликовано 12 книг и около четырехсот статей, научных исследований и романов. Содержал семью из восьми человек. Постоянная работа учителем не позволяла ему сотрудничать на постоянной основе с газетами национального масштаба. Но,  его работы, опубликованные в понтийских журналах и в греческой провинциальной прессе, впечатляют по качеству и количеству.

Он пожертвовал государственным и частным учреждениям драгоценные семейные реликвии.

За свои работы, в 1966 году, был награжден греческим государством Золотым Крестом Ордена Феникса. 

Кандилаптис-Канис скончался в 1971 году после непродолжительной болезни в Александруполисе. До последних дней своей жизни он сохранял здоровье, ясность ума, ездил по северо-восточной Греции и продолжал свою литературную и общественную работу. И еще он был знаменит своими большими усами о которых он говорил так:

Ангелам Бог дал крылья, женщинам – волосы, а мужчинам – усы

Спустя тридцать лет после его смерти издательство братьев Кириакидес переиздало часть произведений и опубликовало другие работы Кандилаптиса. В частности, в 2000 г. были переизданы пять научных исследований, две биографии и одна работа в виде аналектов. В 2001 году впервые были опубликованы два исторических романа, научное исследование и сборник рассказов. В 2002 году были опубликованы научное исследование и часть его автобиографии, которая охватывает период 1881-1924 гг. вместе с хронологией его жизни и творчества. Еще два научных исследования опубликованы в 2004 и 2005 годах.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Наш адрес:

г. Екатеринбург, Луганская 59/1

Email:  info@greek.su

Только новости!

Будьте на связи

Подпишитесь на нашу рассылку

© 2024. СРОО «общество греков «Рифей» – Все права сохранены. При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x