Четверг, 13 июня, 2024

ОБЩЕСТВО ГРЕКОВ

СВЕРДЛОВСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Главная » КЛЕФТЫ И АРМАТОЛЫ: ИНЬ И ЯНЬ ОСМАНСКОЙ ГРЕЦИИ

КЛЕФТЫ И АРМАТОЛЫ: ИНЬ И ЯНЬ ОСМАНСКОЙ ГРЕЦИИ

0 комментарий

Спроси любого образованного грека, что объединяет Тодороса Колокотрониса, Георгиоса Караискакиса, Одиссея Андруцоса, Афанасия Дьяка и Олимпиоса Георгакиса. “Как же” – ответит грек – “это известные военноначальники и герои войны за независимость Греции.” И будет совершенно прав.

Но вот еще один их общий факт: все они выходцы из семей клефтов и сами были клефтами. Клефт от греческого κλέφται  – вор, разбойник. “Как же так!” – возмутится образованный грек – “Как вы можете связывать этих великих с разбойниками!”. Так получается когда к трактовке забытых названий подходишь формально. Действительно клефты жили разбоем. Но звание клефта в то время, это нечто вроде отличительного знака для обозначения свободных горцев, которые вели открытую войну против угнетателей своего народа. И если смотреть на клефтов с такой позиции, то они олицетворяли собой непокоренную Грецию.

После падения Западной империи, из-за фанатизма турок число этих горцев — ее явных и открытых врагов — росло из года в год. Они заселили Олимп, Пинд, Пелион и Аграфу. Обитатели этих высот, имели богатый военный опыт, начиная еще с четвертого крестового похода. Их, временами, поддерживали венецианцы, которые владели морскими портами в этих районах. Благодаря их помощи, они быстро стали ужасом и бичом как для султана, так и для его турецких подданных на всех территориях от Олимпа до мыса Малеас на юге страны.

В конце концов на Пелопоннесе и во всей Македонии, Эпире, Фессалии и Акарнании влияние клефтов стало настолько сильным, что вся горная местность была практически подчинена им. О ней стали говорить как о κλεφτο-χώρια — стране клефтов. Без всякого преувеличения можно утверждать, что цвет греческой молодежи, которую прежде забирали для пополнения корпуса янычар, после отмены этой повинности переселился в горы с оружием.

Чувство враждебности, которое испытывал каждый здравомыслящий молодой грек по отношению ко всему турецкому окружению, описано в первых строках одной из популярных тогда песен:

«Мама, для турка я не могу быть рабом; это я не смогу вынести.

Я возьму свое ружье и отныне буду клефтом;

Я буду жить с дикими зверями на холмах и высоких скалах.

Снега будут моим покрывалом, а камни — моим ложем в крепости клефтов.

Я иду, но не плачь, мать моя, благослови меня лучше и молись, чтобы я убил  много турок».

Эта сила стала очень опасной для Турецкой империи, потому как помимо поддержания внутренней нестабильности, она всегда была готова объединиться с внешними врагами. Поэтому Порта, не имея возможности добраться до жилищ клефтов, взяла опыт, своего врага – Венецианской Республики, которая всегда нанимала клефтов в любом количестве. Власти предложили им условия, на которых регион их проживания фактически стал суверенной частью всей империи.

Эта мера была введена между 1534 и 1537 годами, во время правления Сулеймана Великолепного, благодаря участию великого визиря Ибрагима. Ибрагим, ставший впоследствии известным, был сыном безвестного христианского моряка из Парги. Он был забран у своих родителей в армию янычар. Благодаря своим выдающимся способностям, он быстрыми шагами поднимался по карьерной лестнице, пока не достиг поста главного визиря.

Он всегда благосклонно относился к христианам и был дальновидным человеком. При назначении на высокий пост визиря он издал фирман, который разделил Грецию на пятнадцать округов. Во главе каждого был поставлен воин-христианин — на самом деле клефт. Ему давалось звание капитана. В обязанности входило следить за порядком и пресекать бесчинства на дорогах и перевалах, находящихся под его юрисдикцией. Клефтов на службе у турков называли, на венецианский манер, арматолы. От слова arma – оружие.  А регион под их контролем – арматолык. Это правило оставалось неизменным до правления Амурата, который в 1627 г., чтобы ослабить растущее могущество арматолы, отменил фирман Ибрагима. После разрушив все их укрепления на дорогах и перевалах, и заполнил все их крепости османами.

В отместку, клефты разграбили округа и убили турок, стоявших во главе. Турки пытались навести порядок. Но в конце концов убедившись, что их попытки скорее усиливают клефтов, чем ослабляют их, издали другой фирман, который восстановил христиан в качестве стражей дорог. Помимо того, что они должны были охранять дороги от грабителей, они стали собирать налоги со стад и восстановили прежнее название – арматолы. По новому соглашению владение горной местностью фактически передавалось клефтам за уплату небольшой дани, при условии, что они сформируют в своего рода ополчение для защиты от албанских разбойников.

Предложенные должности были приняты большими группами клефтов, которые были зачислены в арматолы. Одним из самых важных правил, которые должны были соблюдаться при этом наборе, было то, что арматолы должны были состоять исключительно из греков. Ни турки, ни мусульмане не должны были быть допущены в их ряды. Это благоприятно отразилось на экономике регионов.

Надо отметить, что очень многие клефты, чьи пристанища находились на самых недоступных высотах, категорически отказались заключить какой-либо договор с Турцией. Они отвергли всякого рода компромиссы и остались, как и прежде, в состоянии открытой вражды с турками.

В арматолыке командовал капитан, чей титул был наследственным, зависящим, однако, от указа, полученного от паши округа. Люди из его отряда получили название палликаров,  это слово происходит от греческого глагола πάλλομαι – стремиться (вниз).  Сначала палликар олицетворял энергичного юношу, а затем стал обозначать храброго воина в расцвете сил. Все эти отряды состояли из людей, воспитанных в духе воздержания и привыкших ко всем трудностям и лишениям. Психологическая подготовка у них тоже была на высоте. 

Их дикие собратья на высотах, пренебрегая всяким признанием власти бея или паши, также управляли своими округами, поодиночке или сообща, и с должным вниманием к поддержанию порядка и справедливости между собой.

Эти два сообщества, арматолы и клефты, однако, никогда не были жесткими или неменяющимися. Их численность постоянно варьировалась. Периодически возникали причины, которые побуждали либо арматолы становиться клефтами, либо клефтам принимать арматолык. Тех, кто был наиболее знаменит среди клефтов и чья доблесть была неослабевающим источником ужаса для властей, часто именно по этой причине приглашали стать арматолы. Для того, чтобы склонить их на свою сторону, применялись большие поощрения. В то же время арматолы, часто бросали свои посты и, спасаясь бегством в горы, становились клефтами. Это происходило тогда, когда мелкие придирки и подставы, обычно исходящие от паши округа, делали их положение в арматолыке утомительным и неприятным. В жизни многих наиболее известных вождей, о которых я упомянул в начале, переход от арматолы к клефту или от клефта к арматолы происходил несколько раз в течение их жизни.

Главные стоянки клефтов находились в горных хребтах Этолии, отделяющих Фессалию от Македонии, и в горах, называемых Аграфами. Но самая знаменитая из всех их крепостей находилась на знаменитом Олимпе, обители древних богов. В одной из популярных баллад эта гора описывается следующим образом:

«Не вечен ли я, всемирно известный Олимп?

У меня сорок высот, увенчанных деревьями

Шестьдесят два водопада, и на каждом есть знамя

А на каждой развевающейся ветке — клефт».

В одежде различий между арматолы и клефтами не было. У последних была веревка, которая была несколько раз обмотана вокруг талии и завязана спереди. Использовалась в качестве наручников. И те и другие одевались богато. Носили украшения и оружие отбитое у турок. Палликары тоже не отставали от командиров. Носили фустанеллу (белый килт). Их куртки и леггинсы были украшены вышивкой. А пуговицы были сделаны из серебра.

Слава об их подвигах, приукрашенная в песнях, объясняет почему ими восхищались простые крестьяне. И почему они окружали их когда те спускались со своих гор, чтобы участвовать в церковных празднествах. На домашнем языке, обычно используемом для того, чтобы отличить арматолы от клефта, первые назывались ручными  клефтами, ‘ημέροι κλέφται а вторые дикими клефтами, ‘αγρίοι κλέφται.

Дикий клефт или собственно клефт был вынужден промышлять грабежом как средством к существованию. Иногда, когда не хватало естественных врагов, турок, он был склонен грабить тех из своих соотечественников, которые были ему неприятны. Главными жертвами его дискриминации были проести – начальники различных областей (Конья – Башиз), которые отвечали за налоги. Эту должность можно было купить у паши округа. Поэтому многие, из-за боязни или с целью возвыситься, заключали с ним союз. Вторым классом, которого клефты не стеснялись грабить, были богатые прелаты, и особенно монахи, и их монастыри. Монахи, опасаясь навлечь на себя гнев правящих пашей, были не склонны оказывать клефтам какую-либо помощь в трудные времена.  И часто, из тех же побуждений, “стучали”, что приводило к поимке и убийству клефтов.

Среди клефтов  смерть на поле боя с оружием в руках против турок была величайшим из всех благ. На всех праздниках они обязательно пили за “хорошую пулю”. Это та пуля, которая не давала попасть в плен живым. Была еще традиция священного и дружеского долга после смерти. А именно: отрубить голову павшему воину и унести ее с поля боя, чтобы она не попала к туркам.

В религии клефты были строго ортодоксальны. Они приходили на праздники, сверкая оружием и украшениями. Крестились и целовали руку священника. Они были щедры в своих жертвоприношениях святым и, полностью уверенны в том, что Небо на их стороне. Призывали Бога освятить их оружие: «Благослови, Господь Христос, благослови, Учитель, наши добрые мечи.»

Клефты воздерживались от употребления вина. Пьяный клефт или палликар почти не встречались, иначе к ним отнеслись бы с величайшим презрением. Честь женщины — как турецкой, так и гречанки — была в безопасности у этих свирепых сыновей гор. Дочь богатого церковного функционера или примаса могла быть похищена ради выкупа, но к ней неизменно относились с уважением. Знаменитый капитан Таскас спас две тысячи девушек, которых албанцы увезли в Морею. Один из клефтов, Андруцос, который, узнав от схваченной девушки, что она обручена, тотчас же отвез ее, не дожидаясь выкупа, в дом ее будущего тестя.  И клефты, и арматолы женились молодыми и, судя по всему, всегда были верными и любящими мужьями.

Отряды клефтов поднимали восстания задолго до 1821 года. Правда все они закончились печально. Тем не менее на их отряды опирались вожди войны за независимость Греции. И в истории страны они остались героями приблизившеми победу греческого оружия.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Наш адрес:

г. Екатеринбург, Луганская 59/1

Email:  info@greek.su

Только новости!

Будьте на связи

Подпишитесь на нашу рассылку

© 2024. СРОО «общество греков «Рифей» – Все права сохранены. При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x